?

Log in

No account? Create an account

princip1


МОБО ОЗПП и ООС "ПРИНЦИПЪ"


Previous Entry Share Next Entry
"ПРИНЦИПЪ" проверил проект трассы через Химкинский лес и обращается в прокуратуру
princip1
ВНИМАНИЕ! АПДЕЙТ на начало октября 2013 года:
http://jenya-khimles.livejournal.com/191596.html
Французская Прокуратура приступила к расследованию преступлений Vinci по Химкинскому лесу

http://jenya-khimles.livejournal.com/191746.html
Без кого не было бы иска защитников Химкинского леса к Vinci (есть кое-что и про нас)

_____________________________________________

А теперь можно вернуться к изучению:

МОБО "Принципъ" завершает работу по анализу скандального проекта платной трассы, из-за которого был вырублен Химкинский лес и положены под сукно планы расширения бесплатного  Ленинградского шоссе в области. На этот раз мы сосредоточились не на общеизвестных экологических правонарушениях,  а поставили задачу разобраться в многочисленных странностях, связанных с конкурсами, тендерами, финансированием и т.п. Особенно нас интересовало, как и почему в более чем сомнительный проект оказалась вовлечена французская компания Vinci с мировым именем, и какова ее истинная роль в нем. Вот к каким выводам мы пришли.

1.Концессионер по проекту ООО «СЗКК» систематически позиционируется в СМИ России и Франции как дочерняя компания известной французской строительной компании Vinci SA, поскольку материнской компанией ООО «СЗКК» является французская компания Vinci Concession Russie. «Российские партнеры» упоминаются сравнительно редко и без какой-либо заслуживающей доверия конкретизации.

2. Vinci Concession Russie, однако, не является дочерней структурой известной строительной компании Vinci SA. Доля Vinci SA в структуре собственников Vinci Concession Russie составляет 38,75%, остальное приходится на абсолютно неизвестные на рынке компании, значительная часть которых сосредоточена в офшорных юрисдикциях. В отчетности Vinci SA компания Vinci Concession Russie не значится в списке дочерних компаний, хотя и несет бренд Vinci. Такая ситуация нетипична для Vinci SA, и создает ложное впечатление того, что концессионер по проекту находится под полным контролем строительной фирмы с мировым именем.

3. Структура собственности ООО «СЗКК» крайне непрозрачна и менялась в ходе реализации проекта. На разных стадиях проекта в ней фиксировались компании с Британских Виргинских Островов, Каймановых островов, Кипра и Ливана. Подобным компаниям принадлежит более 50% собственности Vinci Concession Russie. При этом конечные владельцы и бенефициары остаются частично скрытыми от общественности, среди открытых в регистрационных документах компаний – фигурируют неизвестные лица с арабскими фамилиями, Аркадий Ротенберг и Александр Плехов. В последнее время предпринята попытка перевести офшорную часть под контроль ротенберговского Мостотреста, подробности сделки тоже нуждаются в тщательном изучении.

4. Участие Vinci в проекте не дает очевидной выгоды с точки зрения общественного блага. Поскольку проект разрабатывался российской стороной – ОАО «ГипроДорНИИ» (до активного включения в проект Vinci) – эффективное использование передовых достижений французской инженерной мысли исключается. Строительство ведется преимущественно российской стороной (81% расходов на этапе строительства – субподрядный договор с компанией «Мостотрест», которая выполняет основной объем строительных работ). Доля работ Vinci на стадии строительства составляет всего 6% от общей стоимости этапа.


5. Участие концессионера в финансировании проекта является более чем скромным. Из общей стоимости проекта в 66 081 млн.руб вклад концессионера составляет 7 710 млн. руб, т.е. около 11%. Остальная часть вносится непосредственно из бюджета РФ, а также из средств Сбербанка, Внешэкономбанка и пенсионного фонда РФ – причем под гарантии Правительства РФ.

6. При этом концессионер получает 30-летний контроль над проектом очень высокой прибыльности: планируемый срок окупаемости проекта – 10 лет, после истечения срока окупаемости проект должен принести, по нашим оценкам, около 73 188 млн.руб., или 1 830 млн. Евро.

7. Исключительно выгодные для концессионера условия по проекту сформировались вследствие «режима особого благоприятствования», предоставленного российской стороной, и включающего, в частности:
a. государственные гарантии по кредитам,
b.механизм защиты концессионера в случаях необеспечения плановой загрузки платной дороги (концессионное соглашение подлежит пересмотру в пользу концессионера, если фактическая доходность будет хотя бы на 2% ниже плановой).
c.механизм защиты концессионера в случае расширения бесплатного дублера платной автодороги (шоссе М10),
d.обеспечение возможности взимания платы не только с грузового, но и с легкового транспорта (последнее не обеспечивается в других проектах Vinci)

8.Значительная часть этих условий была сформирована после проведения открытого конкурса на право заключения концессионного соглашения, включая государственные гарантии со стороны РФ по кредитам, радикальное снижение суммы банковских гарантий по сравнению с той, что была предусмотрена конкурсной документацией, защиту от расширения бесплатного шоссе М10.

9.Особо следует отметить беспрецедентное снижение требований по банковским гарантиям: СЗКК в отчетности заявляет об отсутствии у нее банковской гарантии в размере 2 750 млн.руб. на срок действия концессионного соглашения, которая была обязательным условием участия в конкурсе. Зато СЗКК в отчетности за первое полугодие 2012 года открыто показывает собственную прибыль в размере 161 млн. руб., вероятно- за счет размещения на депозите средств пенсионных накоплений россиян

10. ООО «СЗКК» не является победителем открытого конкурса. Единственный конкурент данной компании предоставил более выгодные условия, но был снят с конкурса без объяснения конкретных причин, хотя изначально его заявка была признана годной, и он был к конкурсу допущен. В итоге конкурс был отменен, и концессионное соглашение с ООО «СЗКК» подписано в условиях полного отсутствия конкуренции. При этом, если бы конкурсная документация изначально предусматривала те преференции, которые были получены ООО «СЗКК» впоследствии, привлекательность данного предложения оказалась бы существенно выше, что несомненно могло привести к появлению большего числа конкурирующих предложений.

11. При подготовке к конкурсу, его проведении и последующем заключении концессионного соглашения с ООО «СЗКК» российская сторона неоднократно отклонялась от духа и буквы закона, в частности – закона «О концессионных соглашениях». В частности:
- Министр транспорта Игорь Левитин подписал предварительное соглашение о сотрудничестве с VINCI по проекту платной трассы Москва-Петербург еще до проведения открытого конкурса.
- После признания конкурса несостоявшимся предписанная законом процедура заключения концессионного соглашения была нарушена. Вместо нее стартовали не предусмотренные законом дополнительные «эксклюзивные переговоры» с ООО «СЗКК», в ходе которых, по всей видимости, российская сторона и пошла на необъяснимые с позиций общественного блага уступки, кардинально улучшившие положение концессионера. При этом текст концессионного соглашения до сих пор остается засекреченным от общественности, и российская сторона (ГК «Автодор») всячески препятствует его публикации.
- Условия конкурса содержали жесткие ограничения, «отсекавшие» от участия в конкурсе все компании со 100% российским участием, что может рассматриваться как необоснованное ограничение конкуренции. В то же время, конкурсная комиссия закрыла глаза на тот факт, что и сама ООО «СЗКК» не удовлетворяла полностью условиям конкурса, поскольку ее единственный владелец – Vinci Concession Russie – не являлась дочерней структурой Vinci, несмотря на вводящее в заблуждение название.
- Де-факто, концессионер по проекту не выполнил основного условия конкурса, а именно - не обеспечил привлечения финансирования в проект. Условиями конкурса на СЗКК была возложена обязанность по привлечению заемного финансирования в размере 28 284 млн.руб. Однако переговоры с Европейским банком реконструкции и развития и Европейским инвестиционным банком зашли в тупик. ООО «СЗКК» было вынуждено сделать независимую экспертизу проекта, из которой следовало, что выбранный маршрут через Химкинский лес максимизирует ущерб окружающей среды, что очевидно противоречило стандартам указанных европейских банков. Привлечение финансирования оказалось возможным лишь благодаря непредусмотренным условиями конкурса усилиям российской стороны: предоставлению гарантий Правительством РФ и выделением средств Сбербанком, Внешэкономбанком и Пенсионным фондом.

12. Поскольку существенной позитивной роли концессионера в реализации проекта трудно обнаружить с позиций общественного блага, логичным представляется поиск наличия иных мотивов в действиях российских официальных лиц, ответственных за привлечение концессионера и предоставления ему режима наибольшего благоприятствования. В качестве таких мотивов могут выступать:

- Возможность легального вывода денежных средств зарубеж, поскольку структура собственников изначально предполагала вывод за рубеж 100% прибыли по проекту и минимизацию ее налогообложения за счет использования компаний в офшорных юрисдикциях.
- Появление возможности обогащения бенефициаров, участие которых в проекте не должно быть достоянием гласности в силу тех или иных обстоятельств – поскольку законодательство Британских Виргинских островов, например, не предусматривает обязательного раскрытия информации о бенефициарах и владельцах зарегистрированных там компаний.
- Использование в качестве посредника французской компании, в названии которой фигурирует бренд мирового уровня, позволяло длительное время избегать неудобных вопросов, которые неизбежно возникли бы у общественности и ряда официальных лиц в случае прямого вовлечения в проект компаний из оффшорных юрисдикций.
- Наличие в проекте «французской стороны» позволяло и позволяет систематически шантажировать российскую сторону отказом от мифических «иностранных инвестиций». Например, после того, как Президент Медведев приостановил строительство трассы через Химкинский лес после массовых экологических протестов, требование компенсаций и угроза выхода из проекта ООО «СЗКК» использовалась в качестве основного предлога для продолжения строительства трассы по первоначальному маршруту. В частности, в протоколе заседания Правительственной комиссии от 14 декабря 2010 года содержится откровенная дезинформация на этот счет. А именно, утверждается, что выход концессионера из проекта будет стоить России 36 млрд. руб. инвестиций – хотя речь идет, главным образом, о деньгах, к привлечению которых концессионер не имеет никакого отношения, и выделенных Сбербанком, Внешэкономбанком и Пенсионным фондом под гарантии Правительства РФ. Даже в сообщении Интерфакс от 20.12.2012 по итогам пресс-конференции Владимира Путина содержится абсолютно не соответствующее действительности утверждение, что «строительство этой автодороги финансируется через кредитные ресурсы, в значительной степени под гарантии французского правительства» http://www.interfax.ru/politics/news.asp?id=281935 – хотя в реальности речь идет о российских средствах и российских гарантиях.
- Заинтересованность в дополнительных доходах от застройки земель вблизи трассы «объектами инфраструктуры» - чему выбранный на сегодня маршрут максимально благоприятствует. При этом возможность получения таких доходов официально признавалась в конкурсной документации, а участие «французской стороны» позволяло до сегодняшнего дня успешно отбивать все атаки сторонников пересмотра маршрута трассы, несмотря на наличие более дешевых и эффективных альтернативных маршрутов.

13. Изложенные выше выводы, а также отчет Bankwatch CEE в отношении запутанной схемы владения концессии и отчет Transparency international в отношении коррупционных факторов при принятии основных решений по проекту дают основания подозревать наличие в проекте коррупционных интересов лиц, способных влиять на принятие решений на уровне Правительства РФ.

14. Поскольку в выстроенных по проекту финансовых схемах были задействованы компании минимум из 6 стран, представляется целесообразным международное антикоррупционное расследование всех аспектов деятельности по данному проекту на всех этапах его реализации. Последнее (т.е., анализ структуры собственников и бенефициаров на всех стадиях проекта) важно, поскольку одной из вероятных причин неоднократных смен структуры собственности по проекту является попытка скрыть факторы, противоречащие законодательству одной или нескольких стран, вовлеченных в проект.

С полным текстом нашего доклада можно ознакомиться здесь

Поскольку, по нашему мнению, выявленные "особенности" проекта трассы Москва-Петербург содержат признаки состава преступления по нескольким статьям УК, мы обращаемся в Генеральную прокуратуру и Счетную Палату РФ со следующим заявлением:

page1
Page2




  • 1
Конечно, такие проекты надо проверять, очень тщательно, честный и социально полезный проект в наше время - утопия.

утопия - если власть не будет реагировать хотя бы на явные нарушения... тут ведь не просто придирки экологов - а взвешенный аргументированный анализ мощного распила

  • 1